Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

berlin

Эдуард Лимонов (радио-эфир) // "Радио Свобода", 28 августа 2012 года

berlin

Роман Попков (интервью) // "Rolling Stone", 15 августа 2012 года


Эдуард Лимонов и Роман Попков

РОМАН ПОПКОВ: «ПРИЛЕПИН ЛИТЕРАТОР. НЕ НАДО ВОСПРИНИМАТЬ ЕГО КАК ПОЛИТИКА»

Почти шесть лет назад, 13 апреля 2006 года, около двадцати нацболов пришли к Таганскому суду, чтобы присутствовать на заседании по иску Эдуарда Лимонова к Федеральной регистрационной службе, лишившей партию госрегистрации. У здания их поджидала толпа из примерно сорока молодых людей с битами, палками и сигнальными ракетами. Когда к суду подъехала машина Лимонова, толпа набросилась на нацболов, те были вынуждены обороняться. Когда хулиганы получили отпор и попытались скрыться, нацболы стали помогать сотрудникам милиции в их поимке. Было задержано пять человек, они оказались активистами прокремлевского движения «Местные». Прокуратура санкционировала возбуждение уголовного дела по обвинению «случайных прохожих» (именно так назывались в деле активисты «Местных») в нападении на «лимоновцев». Однако спустя месяц было возбуждено другое уголовное дело по статье «Хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия», и уже против оборонявшихся. В итоге за нападение на «мирных граждан» было арестовано семь человек, первоначально считавшихся «потерпевшими», - Елена Боровская, Алексей Макаров, Назир Магомедов, Сергей Медведев, Владимир Титов, Дмитрий Елизаров и Роман Попков. За время рассмотрения «таганского дела» сменились четыре судьи и столько же гособвинителей, свидетели и потерпевшие на слушания не являлись, суды постоянно переносились. Приговор был вынесен лишь в марте 2008 года, все обвиняемые были признаны виновными. Попков отсидел в Бутырской тюрьме 2 года и 3 месяца, после чего освободился, выиграв иск в Страсбургском суде по правам человека. В настоящее время он обозреватель и корреспондент оппозиционного онлайн-журнала «Особая буква».

Со дня своего основания НБП продвигала политику «бархатного терроризма», ненасильственных уличных акций. Оправдалась ли она? Государство ведь вряд ли изменилось к лучшему, зато судьбы многих молодых людей сломаны тюрьмами.

— НБП продвигала «бархатный терроризм» не с момента своего основания, а с 1999 года. Причина была проста — партию отказывался регистрировать ельцинский Минюст, мы были лишены возможности участвовать в федеральных выборах. Необходимо было как-то прорывать информационную блокаду. Начались акции прямого действия: закидывание яйцами неофеодала Никиты Михалкова, захват башни Клуба моряков в Севастополе и т.д. Считаю, тактика целиком оправдалась. Мы, разумеется, не ставили целью прийти к власти при помощи закидывания продуктами питания чиновников и захватывания кабинетов в министерствах. Задача была другой — пиарить партию, завоевывать народную «приязнь». И эта задача решалась более чем успешно. Акции были и способом напомнить обществу о какой-то наболевшей точке, немножко стряхнуть бронзу с зарвавшегося чиновника, показать ему, что он не в вакууме живет, что он слуга народа, существующий на налоговые отчисления, и должен перед ним держать ответ. Это была такая наглядная азбука Конституции.

Collapse )
.
berlin

Эдуард Лимонов (радио-эфир) // "Радио КП", 28 мая 2012 года







ЭДУАРД ЛИМОНОВ: «УЖЕСТОЧЕНИЕ ШТРАФОВ ЗА МИТИНГИ БУДЕТ ИМЕТЬ ДЛЯ САМОЙ ВЛАСТИ НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ»

программа "Я ― против!"

Известный политический деятель объясняет, испугают или нет высокие штрафы оппозицию.

В студии телеканала и радио КП писатель, общественный деятель, политик Эдуард Лимонов обсуждает с заместителем редактора отдела политики газеты «Комсомольская правда» Андреем Барановым и ведущим Александром Яковлевым, к чему приведут массовые акции протеста в России.


Collapse )

.
berlin

Эдуард Лимонов (комментарий) // "Русская служба новостей", 20 апреля 2012 года


Pussy Riot

Лимонов уверен, что РПЦ должна добиваться освобождения Pussy Riot

Оппозиционер и писатель, лидер незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов в интервью «Русской службе новостей» высказал мнение, что продолжение истории с арестом участниц панк-группы раскалывает общество и никому не выгодно, в том числе, Русской православной церкви.

«Прекратить эту история, выпустить девок, и всё. Общество воюет. Это наносит ущерб прежде всего репутации церкви. То, что происходит, вскрывает темные чуланы РПЦ как организации», — сказал он.

Э.Лимонов считает, что РПЦ надо «нажать на все пружины», чтобы участниц Pussy Riot быстрее выпустили.

Оппозиционер уверен, что в инцидента виноваты только охранники храма: «Надо в храме Христа Спасителя немедленно сменить службу безопасности. Это они прежде всего виноваты. А что взять в панк-группы? Они не герои, это просто анархизм».

Накануне Таганский суд Москвы продлил срок ареста участницам Pussy Riot Марии Алёхиной, Екатерине Самуцевич и Надежде Толоконниковой до 24 июня.
.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "Радио Свобода", 12 января 2012 года


Эдуард Лимонов

Эдуард Лимонов – о своем намерении участвовать в президентских выборах

Лидер "Другой России" Эдуард Лимонов обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой на отказ Центризбиркома зарегистрировать его кандидатом на выборах президента.
 
В интервью Радио Свобода Эдуард Лимонов рассказал о причинах своей жалобы:

 
- Центральная избирательная комиссия не зарегистрировала меня как кандидата в президенты России. В ЦИКе сочли собрание моей инициативной группы не соответствующим процедуре. Само собрание должно было состояться 11 декабря в гостинице "Измайлово". Но здание было окружено сотрудниками полиции. На месте присутствовали сотрудники Центральной избирательной комиссии. Они не вмешались в ситуацию, хотя налицо были насильственные действия вооруженных людей. В результате мы провели собрание в автобусе рядом со зданием гостиницы. Так я был поставлен в неравные с другими кандидатами условия. И Центризбирком 18 декабря отказался зарегистрировать инициативную группу граждан по выдвижению меня кандидатом в президенты России. А Верховный суд признал решение ЦИКа законным.
 
- Какие доказательства вы представили в ЕСПЧ?
 
- Сама жалоба, в которой речь идет о грубейших нарушениях законодательства, занимает 30 страниц. Мы представили несколько дисков с видео и фотографиями, нотариально заверенные свидетельства очевидцев. У нас есть масса документов, свидетельствующих о насилии в этот день. Мы просим у Страсбургского суда рассмотреть жалобу в приоритетном порядке и считаем, что выиграем этот суд.
 
- Почему вы просите рассмотреть жалобу в приоритетном порядке?
 
- Выборы уже скоро, а это дело государственной важности. Мы впервые выбираем президента на шесть лет и в полусвободной стране. Центризбирком не зарегистрировал меня, поскольку они решили избавиться от неугодного и непокорного кандидата. Оставили только сообщников Путина: Жириновского, Зюганова, Явлинского, Миронова, Прохорова. В недрах власти уже разработана определенная формула того, как эти люди должны себя вести. Скоро мы увидим, как обман будет реализован и как победит Путин. Уже ясно, что выборы срежиссированы, а я мог быть единственным несистемным кандидатом. Я полагаю, что Страсбургским судом моему обращению все-таки будет дан приоритет. Если обращение будет принято и будет рассмотрено, то в своей победе в суде я в данном случае не сомневаюсь.
 
- Отказались ли вы от французского гражданства, чтобы иметь возможность участвовать в выборах президента?
 
- Я выразил намерение отказаться еще в ноябре. И тотчас же отказался. Я встретился с послом, дополнительно написал ему официальное письмо. Но это не было препятствием к выдвижению в президенты, это не имеет значения. От меня никто не требовал отказываться от французского гражданства. Я бы просто мог пойти на выборы исключительно как гражданин Российской Федерации. Мой отказ от французского гражданства – это просто морально необходимый жест. В России очень чувствительно относятся к двойному гражданству. Кстати, я не выезжал за пределы страны около шестнадцати лет и де-факто все равно не являлся никаким другим гражданином, кроме как российским. Это был жест исключительно для того, чтобы показать людям: смотрите, я такой же, как и вы, у меня нет никаких привилегий, и я их не хочу.
.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "Tatler", 15 декабря 2011 года


Эдуард Лимонов

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: «Я — ОПЫТНЫЙ И НЕГЛУПЫЙ ПОЛИТИК»

Политика — новый черный. Социальные сети запружены оппозиционными и не очень статусами, каждый, даже самый светский персонаж, от которого, казалось бы, никто не ожидал ничего подобного, считает своим гражданским долгом написать предложение-другое о Болотной, Прохорове и т.д. Оценить происходящее Tatler попросил одного из кандидатов на главную должность РФ — политика, известного писателя и колумниста журнала GQ Эдуарда Лимонова.

— Эдуард, здравствуйте! Tatler — журнал о светской жизни, но и политика нам не чужда: меняются времена, меняются нравы и темы обсуждений, поэтому мы решили задать вам несколько вопросов.

— Здравствуйте! Но я — не светский персонаж, нисколько. В журнале GQ я просто помещаю мои тексты. Живу же я жизнью довольно суровой и скромной, я — завсегдатай Отделов Внутренних Дел и судов. Вот и 13 декабря меня судили, причем по двум делам, одно за другим: за организацию митингов на Триумфальной четвертого декабря и шестого декабря. Российский доморощенный «свет» я не воспринимаю, может быть, потому что прожил четырнадцать лет в Париже. Я единственный из российских политиков отсидел в тюрьме: получил срок на четыре года. Светские люди для меня — как пошлые дети, ей Богу.

— Как вы оцениваете текущую политическую ситуацию в России?

— Началась эпоха окончания эры Путина. Общество устало от него. Он был (уже можно говорить «был», хотя он еще есть) не таким уж деспотом, мог быть и хуже. Но граждане устают даже от хороших вождей. Теперь возникла проблема, как его вытолкать. Выборы у нас нечестные, потому только уличное мирное негодование может заставить его уйти.

— Почему вам было так важно, чтобы митинг прошел на Площади революции? Многие не поняли вашу позицию.

— Я не являлся заявителем митинга на площади Революции. Но я сказал, что приду туда, как и многие другие оппозиционеры. Заявку подали, между прочим, левые («Левый Фронт») Сергей Удальцов и Стася Удальцова, а также неизвестная женщина Надежда (забыл фамилию вот даже) из «Солидарности».

Но к девятому декабря вдруг выяснилось, что на этот, в общем-то, не предполагавшийся быть значительным, митинг вдруг решили придти около 50 тысяч пользователей интернета. Тут-то взволновалась власть. И у вождей буржуазных партий (Немцов, Рыжков и вся бригада) масляно заблестели глазки. В результате состоялся ночной сговор, на котором власть, Немцов-Рыжков и другие буржуазные светила ударили по рукам.

Власть добилась, что Немцов-Рыжков увели людей из центра города на Болотную площадь, а Немцов-Рыжков присвоили себе все эти десятки тысяч пришедших (хотя люди намеревались идти не к ним, а выразить свой протест грязным выборам).

Нужно было проводить митинг на площади Революции, поскольку ее отделяют от здания Госдумы, здания Центральной избирательной комиссии и от Кремля всего по нескольку сотен метров. Этим десяткам тысяч разгневанных людей нужно было всего лишь двинуться с площади Революции к дверям ЦИК на Б.Черкасском переулке и встать там молча. Результаты грязных выборов отменили бы.

Но сговор власти и Немцова-Рыжкова привел к предательству интересов общества: постояли на Болоте между Москвой-рекой и ее ответвлением и разошлись, возбужденные своей «храбростью».

Между тем потерян исторический шанс, а такие судьбоносные толпы собираются чудом. Слили «революцию» господа Немцов и Рыжков и иже с ними. То, что меня осудили «многие», меня не удивляет. Но я в политике 18 лет, а эти «многие» в эти годы обозревали свой собственный пуп. Я — опытный и неглупый политик, потому говорю: тщеславные тупицы слили мощный протест. Следующего раза может и не быть. Про***али «революцию».

— Как вы относитесь к тому, что Михаил Прохоров выдвинул свою кандидатуру?

— Михаил Прохоров имеет право выдвинуть себя кандидатом. Тайные пружины, его подвигнувшие на выдвижение, мне неизвестны, потому воздержусь от комментариев.

— Светские дамы, ранее далекие от политики, в этот раз проявили свою гражданскую позицию. Например, Ксения Собчак, Тина Канделаки, Ульяна Сергеенко, Божена Рынска. Как вы к этому относитесь? Хотели бы вы, чтобы они вас поддержали?

— «Светские дамы» вызывает у меня улыбку. Какие там Канделаки с Собчаками... Beaumonde должен знать свое место: оно в ресторанах и на церемониях, на похоронах второстепенных актеров и актрис. Если на общественный митинг явились, как вы выразились, «светские дамы», то это не митинг, а глупость какая-то, капустник, премьера мюзикла, одним словом нах-нах какой-то.

— Что вы думаете о том, что социальные сети сыграли большую роль в формировании оппозиции?

— Оппозиция начинается с того, что люди, сцепившись руками, противостоят полицейскому насилию. Отбивают своих. Тогда это оппозиция. Роль интернета в распространении информации отрицать невозможно, но интернет — лишь великолепное средство информации, не нужно преувеличивать. Сам по себе он так же реакционен и ублюдочен порою, как и стремителен и современен.

— Не планируете ли вы выпустить книгу в ближайшем будущем? Если да, то о чем она будет?

— В феврале-марте выйдут три моих книги. Две в издательстве Ad Marginem — книга стихов «Атилло Длиннозубое» и «Illuminations», а также книга в издательстве «Лимбус-пресс» под названием «В Сырах» (это название района Сыромятнических улиц за Курским вокзалом, где я жил с 2003 по 2008 годы, сейчас в этом районе известен  «Винзавод»).
.
berlin

интервью Дмитрия Быкова с Эдуардом Лимоновым // "Профиль", №15, 25 апреля 2011 года


реклама: ru-bykov

Эдуард Лимонов

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: «ЕГИПЕТ СМОГ, СМОЖЕМ И МЫ»


Хотя в последнее время имя Эдуарда Лимонова чаще упоминается в связи с запрещенной Национал-большевистской партией и незарегистрированной «Другой Россией», для миллионов читателей во всем мире он прежде всего автор двух десятков прославленных романов и нескольких сотен первоклассных стихов. Но власть Лимонова не читает. Она его при первой же возможности задерживает. Иногда я думаю, что это проявление своеобразного пиетета ― ей просто хочется, по-окуджавски говоря, «потрепаться о том, о сем с таким поэтом».

[Дмитрий Быков:]
― Возможен ли раскол тандема ― или он ничего не изменит, даже если случится?

[Эдуард Лимонов:]
― О расколе тандема говорят с удовольствием буржуазные СМИ. Это wishful thinking ― им хотелось бы, чтобы так было. Возможно, какие-то разногласия в тандеме существуют на личностном плане, однако оба лидера РФ ― поклонники китайской модели государственного существования. Однопартийной модели. Тут они единодушны. То, что они цапаются или поцапаются, мне, политику, оппозиционеру и радикалу, пока не принесло выгоды. Более того, мне кажется, президент пытается не отстать от премьера по части политического мачизма. Никаких вам оппозиций на выборах представлено не будет. Они оба «Каддафи» ― и Медведев, и Путин. Только, конечно, похуже качеством, не такие яркие.

[Дмитрий Быков:]
― А есть надежда на то, что Дмитрий Медведев, освободившись от путинского влияния, консолидирует вокруг себя либеральные силы?

Collapse )
.
berlin

Евгения Альбац в программе "Особое мнение" // "Эхо Москвы", 29 марта 2011 года


Евгения Альбац

<...>

Ксения Ларина: Теперь о наших беспорядках или не беспорядках, о грядущих событиях 31 числа. 31 марта – день Стратегии-31. Мы опять ожидаем 2 потока несогласных: один поток под руководством Эдуарда Лимонова, который, как я понимаю, выйдет, все-таки, на Триумфальную площадь и Людмила Михайловна Алексеева, которая будет лидером такого митинга на Пушкинской, да? Вот, вообще ваше отношение, Женя, к этим акциям? На ваш взгляд, не изжили ли они себя? Не нужно ли как-то развивать некие иные формы, чтобы получить какой-то отклик на эти акции?

Евгения Альбац: Мне кажется, что если люди хотят выходить 31 числа в защиту статьи Конституции, которая гарантирует нам право собраний, то ради бога, они должны это делать. Конечно, очень обидно, что организаторы, изначально организаторы этой акции Стратегия-31 так между собой пересобачились. Ну, ничего нового нет – это классическая черта нашей замечательной советской интеллигенции, которая всегда молотила друг друга значительно больше, чем требовалось, и при этом к большому удовольствию власти что советской, что нынешней российской.

<...>

отсюда
.