berlin

Эдуадрд Лимонов // "Slon.ru", 28 сентября 2012 года





Фильм «Невинность мусульман» оставил уже после себя несколько десятков трупов в разных странах: не только труп американского посла и троих дипломатов-янки в Ливии; по-видимому, и еще оставит трупов.

Поражает в этой ситуации, что в разгар самых буйных демонстраций против фильма французcкий журнал карикатур Charlie Hebdo вдруг печатает – а французские официальные лица никак не препятствуют публикации – карикатуры на пророка Мухаммеда, притом что во Франции мусульманское население уже где-то от шести до восьми миллионов насчитывает. Неужели тупоумие? Да нет же, обыкновенная драчливость, заставляющая пускать в ход кулаки хулиганов всех стран. Кажется – ну ладно янки, они всегда были заносчивыми грубиянами и дебоширами, их империализм во внешней политике известен, они тиранили Латинскую Америку как семья Цапков Кущевку, а теперь тиранят весь мир. Янки, понятно, не считают нужным уважать чужие верования, но французы, родина Просвещения, родина энциклопедистов, Вольтера, Французской революции, где «Свобода, равенство, братство» на знамени! Им-то так вроде бы не пристало вести себя. Но французы!

Можно было легко воздержаться от нападок, ведь знают по опыту, что протесты будут и жертвы будут. Вот в русских тюрьмах воздерживаются же зэки от грязных ругательств в адрес родителей друг друга. Никакого соглашения не подписывали, но воздерживаются, я сам несколько лет проверял. А тут! Эх, янки, эх, французы! А еще называют себя цивилизованными нациями. А всего-то надо удержаться и не обозвать.

Вообще-то в мире немало табу, которые мы добровольно соблюдаем. Не принято бить детей по головам, толкать стариков, испражняться в общественных местах, писать в церквях, мечетях и синагогах. Бесчисленные миллионы никаких обязательств не подписывали, но соблюдают. Те единицы, которые не соблюдают, идут в тюрьму, если пойманы.
Но со времен Салмана Рушди задирать мусульман стало европейской мрачной развлекухой. То датские (датские, блин! Из страны селедок!) карикатуристы карикатуры подбросят – и трупы неизбежно последовали (только не карикатуристов). То пастор Джонс Коран сожжет, и в ответ талибы взрывают десятки американских солдат в Афганистане. И вот дуплетом, из двух стволов сейчас по пророку ударили: «Невинность мусульман» и карикатуры в Charlie Hebdo. Хулиганье. Диагноз: нетерпимость.

В снежной России, впрочем, свои появились хулиганы. В атмосфере общественного негодования после несвободных выборов 4 декабря, вдохновленная антипутинскими протестами группа молодых женщин пришла в церковь Христа Спасителя и немного подергала струны гитар, прокричав: «Богородица, Путина прогони!»

Это, конечно, удар ниже пояса. Там удар, где не принято бить, разве что в боях без правил бьют повсюду, но и там, говорят, есть свои договоренности и конвенции. Являться в церковь с политическим statement до сих пор было не принято, хотя поэт Александр Блок писал про свирепых гуннов, которые будут «в церковь гнать табун». Молодых женщин нашли и арестовали. За то, что пригнали табун.

А далее уже эти женщины отделились от своего деяния и стали жертвами режима. И началась совсем другая история. Российские либералы начали размахивать этими жертвами как знаменем. Российские верующие приняли этот вызов либералов и вступились за церковь, дескать, три женщины осквернили площадку, где верующие встречаются с Богом. И стали заступаться, заметьте, не за Путина, который из этой истории был обеими сторонами, по молчаливому согласию, удален, а за церковь, и за веру, и за Бога. Так конфликт был из политического превращен в конфликт – какой же, догадайтесь?

А в конфликт XIX века, – мы все в учебниках учили: между западниками (про-Pussy Riot)  и славянофилами (анти-Pussy Riot). Определенную ноту бытового извращения в конфликт вносило и вносит непристойное само название группы «музыканток» Pussy Riot – «Бунт женских гениталий».

Бунт женских гениталий поддержали на Западе. За них вступились звезды шоу-бизнеса. Что такое звезда шоу-бизнеса? Это, как правило, немудрящие и недалекие люди, их таланты не в их IQ, они поддержали западников в лице этих трех свистушек.

История с тремя молодыми женщинами – архаичный конфликт нашего неравномерно развивавшегося и долгие годы замороженного общества. Ей место в конце XIX века: именно тогда молодая еще Европа восставала против попов, и юный социализм шел в этой борьбе впереди. Против клерикализма.

Сегодня – такой конфликт удручает. И церковь российская далеко не так популярна, как ей самой кажется. И либералы, с воем подхватившие «Бунт женских гениталий» как свое знамя, поступили нерасчетливо. Они задирают русский народ, как какой-нибудь пастор Джонс, как создатели фильма «Невинность мусульман», как карикатуристы Charlie Hebdo. Они задирают русский народ, как Запад задирает мусульман. Они нетерпимы к народу.
.
berlin

Эдуард Лимонов // "Свободная пресса", 20 сентября 2012 года


Эдуард Лимонов


Эдуард Лимонов о потребителях, узурпировавших протест

Я вообще-то считал, что буржуи закончились как класс в 1917 году. Но нет, поскольку они вдруг появились в 1991-м, приходится поверить, что они самозарождаются. (Еще в XVII и начале XVIII века тогдашние ученые верили, что мыши самозарождаются при условиях наличия темноты и зерна).

Буржуа – это, конечно же, состояние духа. Это фанатичная и высокомерная вера в превосходство денег и кой-какого образования и места в обществе над умом, талантом, физической силой и храбростью.

Они совершили несколько революций в России, до 1991 года неудачных.

Они у власти сегодня (группа Путина, его министры, его депутаты, его чиновники, олигархи, рядовые бизнесмены).

Но они же и в оппозиции. В декабре 2011-го им удалось выбросить всех других птенцов из гнезда.

Конечно же, их моментально развратили массы. Они усиленно делают вид, что это они «вывели массы». «Мы выводим!» - кичатся они. На самом деле массы, конечно же, вывел Владимир Путин несвободными выборами 4 декабря и 4 марта.
Это была присказка. А вот сказка.

Давайте серьезно и честно, без соплей и слюней.

Всклокоченные и пылкие, банальные и неумелые, наглые, самозванные буржуазные вожди нам все провалили. Для меня все было ясно еще 10 декабря, но я профессиональный политик (а кто я еще после 18 лет в оппозиции?), а рядовому неискушенному гражданину понадобились многие эпизоды постепенной деградации протестного движения, чтобы удостовериться, что пыл иссякает и силы протеста на исходе. Что протест мертв, хотя и ходит еще пока.

Кто будет утверждать, что не провалили?

Либо заинтересованное лицо, либо истово верующий в Навального фанат, либо веселый Гаргантюа-романтик Дима Быков, видящий позитив уже в одном факте, что московская рассерженная интеллигенция проснулась и выходит из квартир на улицу. По принципу: «Не догоню, так согреюсь», так?

Не догнали, это точно. Возможно, и не согрелись.

Дело в качестве вождей. Они – причина неуспеха. Чем раздражают и злят буржуазные вожди?

Своим нравоучительным, надоедливым прозелитизмом. Господин Пархоменко – ярчайший пример, у него прямо вечерняя школа для недоразвитых, с его точки зрения, взрослых. «Объясняю...».

Своей спесью, зазнайством и высокомерием. Надо же так себя любовно назвать: «Креативный класс»!? Так скромненько.
Одновременно это, впрочем, и удобный эвфемизм, чтобы замаскировать свою буржуазную сущность, родовую связь с группой Путина. Обман выглядит красиво, представляется противопоставлением: «креативный класс» против «партии жуликов и воров». Правда состоит в том, что два буржуазных клана борются за власть, Путин ее имеет, Немцов ее потерял и хочет отвоевать.

Кичатся собой при всяком удобном случае. В «Ежедневном Журнале» безостановочно употребляют по отношению к себе «мы – приличные люди»! «У нас, приличных людей!»

Берусь доказать, если понадобится – в суде, наличие большого количества прохвостов среди этих «приличных».
Раздражают своей поистине животной жадностью до власти, даже власть в оппозиции им кружит головы. Вспомним, что, как стадо носорогов, они ломанулись на сцены Болотных и Сахарова, давя всех на своем пути. Как всеми правдами и неправдами оттирали националистов и левых от микрофонов.

Раздражают своей тоталитарностью. Они ее скрывают, но, впрочем, не очень. Для камуфляжа завели себе несколько послушных марионеток из других «курий» («Курии» – это их изобретение). На деле подобрали себе самых несамостоятельных, вполне управляемых партнеров из националистов и левых, поглупее.

Раздражают своей надоедливой прозападностью, проамериканизмом. Все их ссылки как на идеал, на эталон, туда – «вот в Соединенных Штатах..., там...», «вот в Европе...».

Они не согласятся, но они, конечно же, агенты влияния Запада – кто предумышленно, кто потому, что ничего другого в голову не приходит.

Они возмущают своей ярко антинародной направленностью. Свято верят, что бедный малоимущий гражданин – это глупый недочеловек. Считают, что бизнесмен, предприниматель – это венец творения. Исповедуют, по сути дела, социальный расизм. Недаром их Библия – книга Булгакова «Собачье сердце» – отвратительный пасквиль, разжигающий социальную рознь. Думаю, на своих сборищах, где они не стесняются, все эти немцовы, они народ, думаю, называют «шариковы».
Любую занозу они считают репрессиями и вопят на весь мир о том, что против них уже 37-й год развязали, хотя ни один из буржуазных лидеров даже в тюрьме не сидел. Сидят нацболы, сидят националисты, сидят левые, а ворон ворону пока глаз не выклевал. Разве что Собчак пришлось в трусах идти дверь открывать. Какие ужасные гонения!

Выше обличения власти подняться не могут и не хотят. Отчаянно трусят перейти границу. Продолжают, поджав хвосты, собирать народ на разрешенные митинги – прогулки заключенных, хотя логика революционного развития требует перехода на следующую ступень. Нацболы захватывали административные здания и в 1999-ом, и в 2000-ом, и в 2004-ом годах. Они со своим «окупайабай» развонялись.

Неумны и неталантливы. У них нет ни единого самостоятельного проекта. Видимо, человек с умом и талантом бежит из их среды. Идеи, проекты заимствуют и воруют, но по причине отсутствия политической решительности не умеют даже использовать ворованное. Вслушайтесь внимательно в их речи! Они же, как автоответчики, банальны.

Личный состав болотных вождей просто феерически ничтожен, случаен. Кто, например, вульгарную Ольгу Романову привел в руководство протестом? Что, случайно сидели, выпивали и «Пойдем с нами, Оля, мы на майдан!». «Айда, ребята!». Так было?

Но оппозиция – не проходной двор. Устроили проходной двор.

Возмущает то, что сидели многие года в правительствах и в Думе Ельцина, да и Путина, за все были ответственны, а теперь лгут, что нет. Возмущает, что большинство «вождей» в политической оппозиции доселе не были замечены, сидели, прижав задницы, если не были на стороне противника, трусили, мелко дрожали. И вот, дождались халявы, прибыли массы, которые появилась халявная возможность возглавить.

Но массы вот уходят, спустя десять месяцев.

Россия – страна политически неопытная, я понимаю массы, они не разобрались, поверили неумехам и проходимцам и даже трем-четырем предателям. Не беда. Россия научится, она быстро учится.

Буржуазия имеет право на свою долю в протесте, глупо это отрицать. Но только на свою. Вы зарвались, господа! Возвращайтесь к действительности.
.
berlin

Эдуард Лимонов // "Slon", 21 сентября 2012 года


Очень важная для нас, России, драма происходит в эти дни между Японией и Китаем из-за трех незначительных безлюдных островов в Тихом океане. Острова на самом деле расположены близко к китайскому побережью и довольно далеко на юг от Японии. Сенкаку – это, вообще-то, архипелаг из пяти островов. Но вот три из них, с труднопроизносимыми названиями, как у морских змей: Уоцуридзима, Минамикодзима и Китакодзима – внезапно были выкуплены японским правительством у частных владельцев, семьи Курихара, за $27 млн.

Китайцы взволновались, и по китайским городам прокатилась волна погромов. Разгромлены и подожжены японские магазины, закрыты автомобильные заводы, производившие японские автомобили «тойота», «хонда» на территории Китая. Японских граждан к тому моменту, когда я пишу эти строки, не убивают, однако опросы отмечают, что 86% опрошенных китайцев нацелены на войну.

К островам направились одиннадцать китайских патрульных пограничных кораблей, и два из них еще во вторник, 18 сентября, вошли в японские территориальные воды. Правда, вскоре оттуда вышли, отплыли, так как японцы бросили им навстречу патрульные катера и военные истребители.

Эксперты объясняют этот конфликт между старыми недругами следующим образом.

Большая часть экспертов считает, что конфликт вызван тем обстоятельством, что на островах обнаружили газ и другие полезные ископаемые. Однако полезные газ и ископаемые обнаружили в 1999 году, а Япония протянула руку к островам только сейчас, через 13 лет. Бракуем это объяснение конфликта.

Небольшая часть экспертов объясняет конфликт соперничеством между двумя кланами в руководстве коммунистического Китая – «шанхайским кланом» и «неомаоистами». Дескать, накануне XVIII съезда Коммунистической партии Китая, который должен сменить руководство КНР, два клана соревнуются за влияние на народ. На мой взгляд, эти эксперты еще глупее тех, что объяснили конфликт полезными ископаемыми. Ибо это не китайские кланы, но Япония совершила решающую ультимативную провокацию, фактически захватила острова, заплатив за них выкуп. Так что явно не Китай был инициатором конфликта.

К островам Дяоюйдай, так они называются по-китайски, направляются от материка тысячи китайских рыболовецких судов, экипажи которых, нам говорят, готовы высадиться на островах. В 85 китайских городах демонстранты жгут японские автомобили, забрасывают пластиковыми бутылками и яйцами японские рестораны и магазины.

Но у меня такое впечатление, что осторожная Компартия Китая вряд ли пойдет дальше этих скорее показательных акций протеста. Дело в том, что у Соединенных Штатов с Японией с войны еще подписан договор, по которому нападение на Японию будет восприниматься Америкой как нападение на Америку. Вероятно, для того, чтобы лишний раз напомнить Китаю об этом, 18 сентября Пекин посетил министр обороны Соединенных Штатов Леон Полетта. Обратим внимание, напомнил как раз в тот день, когда китайские патрульные корабли вошли на недолгое время в японские территориальные воды.

Возможно, китайские рыбаки и высадятся на паре островов. Пошумят, водрузят флаг, а потом над ними пронесутся японские истребители, и они, попрыгав в свои катера, уплывут к материку. Китай – мощное государство, но у него осторожные умные правители, которые не станут впадать в истерику из-за трех скалистых островов. Они не мадам Тэтчер, которая впала в истерику из-за Фолклендских далеких островов. Тем более что островные противоречия существуют у Китая и с Вьетнамом, и с Филиппинами. Не начинать же войны из-за всех этих островов…

Зачем эти острова японцам? Особенно и не нужны. По моему мнению, в эти дни на этих скалистых утесах в море разворачивается генеральная репетиция отъема у нас Курильских островов.

Россия ведь куда слабее Китая. Скорее всего она не станет связываться, если от нее на Дальнем Востоке отщипнут пару островов, которые так дорого ей содержать. Тем более что из-за плеча Японии будет видна фигура Соединенных Штатов. Крупного такого и не очень разумного Франкенштейна.
.
berlin

Эдуард Лимонов // "Грани.ru", 24 сентября 2012 года


Эдуард Лимонов


Министерство юстиции зарегистрировало партию "Демократический выбор". Всего к настоящему моменту по новым реформированным правилам зарегистрировали, если не ошибаюсь, 24 партии, я слышал только об одном отказе - не зарегистрировали партию "Синие ведерки". Таким макаром они упрямо там все две сотни партий и зарегистрируют.
Ну и что дальше? Нарегистрируют множество политических партий. Партии будут до самого 2016 года принимать участие в региональных выборах. Им даже дадут, я уверен, возможность повыигрывать кое-где, получить здесь и там депутатские мандаты. Радости будут полные штаны.

Влияния на политическую власть в регионах новые депутаты не будут оказывать никакого, эти депутаты и эти партии. Потому что власть позаботится о том, чтобы их было именно так мало, чтобы они не смогли создать депутатские группы в законодательных собраниях областей. Но их будет ровно столько, чтобы возбудить аппетит к выборам у оппозиции.
В результате большая часть оппозиции взбодрится и займется только выборами, еще и будет хвастливо называть это конкретной работой. Станут суетиться, всячески выражая свое довольство, и будут заражать своих политических соседей и союзников оптимизмом. Бодрые голоса новых депутатов будут звучать на радио, бодрые фразы будут мускулисто бить хвостами в твиттерах и ЖЖ.

В результате с улиц уйдет большое количество людей. Уйдут все либералы. Откочуют на долгое время, на годы. Откочуют с улиц и неопытные во властных играх националисты. Более древние по происхождению левые разделятся - часть их будет участвовать жертвами в игре власти, но и на улицах останутся радикальные левые и нацболы. На них будут смотреть с презрением, как на каких-нибудь сектантов амишей, разъезжающих в Пенсильвании в бричках, запряженных лошадьми, и не пользующихся электричеством.

Приобретшие пару-тройку депутатов в законодательных собраниях партийки станут шпынять своими успехами, те партии, у которых не будет депутатских корочек нижнего звена.

Так пять лет и пройдет в полном телячьем восторге оппозиции от того, что ее включили в легальное поле. В восторге и радостной суете. Будут новоселья в ЗС областей, ящики станут носить с вещами в пахнущие краской кабинеты, сколько надежд появится! Местные СМИ забьют колонки газет и интернет-сайты до отказа интервью с новыми депутатами-счастливцами.

В 2016 году состоятся долгожданные выборы в Государственную думу.

Власть тщательно построит проект "Выборы-2016". В соответствии с этим проектом не все зарегистрированные партии будут допущены к выборам Центральной избирательной комиссией. Самых ненадежных с точки зрения власти ЦИК остановит, рисковать не станут. За что остановят? Ну, Чуров и его подчиненные имеют обширный прейскурант предлогов, а главное - российские суды не самостоятельны.

Но большую часть партий все-таки допустят, подобрав их так, чтобы несколько партий (да хоть и пять, и десять партий, кашу маслом не испортишь!) конкурировали между собой за одну и ту же группу избирателей. Устроить такие столкновения будет легко, поскольку на наших глазах создается обширный парк оппозиционных партий.

В результате Государственная дума будет сварганена таким образом, чтобы партия власти "Единая Россия" так или иначе имела хотя бы простое большинство, а в союзе с партиями-сателлитами - 301 голос или чуть более. Это менее надежный состав Государственной Думы, чем в прежних созывах. Но это лучше, чем потерять большинство вообще.

О партиях-сателлитах властной партии. У меня есть даже такое предчувствие, что нынешних сателлитов - ЛДПР, КПРФ и "Справедливую Россию" - в 2016-м принесут в жертву демократизации, заменив в Думе конгломератом жалких фракций мелких партий. Риск невелик.

Возможен и вариант, при котором "Единую Россию" разделят и отколют от нее блок, который будет возглавлять надежный путинец Владимир Владимирович Путин. Блок будет называться "Общероссийский народный фронт". "Единая Россия" с Дмитрием Анатольевичем Медведевым во главе и "Общероссийский народный фронт" с Владимиром Владимировичем Путиным во главе отправятся на выборы двумя колоннами. По моему мнению, в такой конфигурации партия власти соберет еще больший урожай, чем единая и неразделенная "Единая Россия".

Все это непременно произойдет, шансов на то, что не произойдет, нет никаких. Это так же неизбежно, как пытки в тюрьмах реформированной Грузии: разве все постсоветские режимы не вышли из шинели одного замечательного грузина? Вышли из этой шинели.

К чему они клонят, стало ясно уже тогда, когда реформирование закона о политических партиях было проведено без сопутствующих изменений в режиме. Не были ничуть реформированы Министерство юстиции и Центральная избирательная комиссия, в них работают те же заматеревшие в политических ухищрениях в пользу власти команды. Не были оторваны от исполнительной власти суды.

Поэтому даже деревенскому дурачку должно было быть ясно с самого начала, что регистрация всех подряд партий - это сатанинский обман. Политическое мошенничество. Однако мои соотечественники бегут толпою в Министерство юстиции, где я представляю, как над ними злобно смеются сотрудники министерства.

Дорога в тысячу ли, как известно, начинается с одного шага. Но это у китайцев. Все китайские мудрости годны для употребления исключительно в Поднебесной. Русская дорога к власти, к демократии и свободным выборам не начинается в Министерстве юстиции и Центральной избирательной комиссии. Она должна начинаться у стен Центральной Избирательной Комиссии. У стен Государственной думы. У зданий администрации регионов.
.
berlin

Эдуард Лимонов // "Грани.ru", 10 сентября 2012 года


Эдуард Лимонов

ХАЛЯВА КОНЧИЛАСЬ

В российской оппозиции последние двадцать лет был только один вид политического существования: политика была партийной. Амбициозные лидеры в 90-е годы соревновались внутри партий, и партии довольно быстро определились с лидерами: Явлинский - "Яблоко", Жириновский - ЛДПР, Зюганов - КПРФ, Лимонов - НБП и т.д.

Не определившиеся с лидером партии оставались слабы, их, что называется, ветром сдувало. Отсутствие единого лидера свидетельствовало безошибочно о слабости партии. Когда была слеплена из нескольких невыразительных партий "Родина", для нее нашелся довольно сильный Рогозин. Несмотря на кремлевское происхождение, "Родина" вдруг поперла, пошла завоевывать умы и стала бы, возможно, скоро первой по популярности в России, если бы ее не отключили. Ее отключил, как опасную для себя, Кремль. Рогозин позднее говорил мне, что его вынудили уйти, запугали угрозой жизни его детей. В это можно верить, а можно и не верить. "Родину" разрезали, а части ее выбросили на политическую свалку, лидер пошел на службу к Кремлю, он есть, и он еще всплывет.

В 2006 году появилась коалиция оппозиции, названная по заглавию одной из моих книг - "Другая Россия". Это уже была попытка уйти от партийной политики в политику коалиции оппозиции. И хотя коалицию возглавили лидеры политических партий - Каспаров (ОГФ), Касьянов (РНДС) и Лимонов (НБП), - это уже пришла в Россию не партийная, но надпартийная политика.

Жизнь коалиции оказалась краткой, она фактически просуществовала лишь год и навсегда останется в истории российской политики как первый опыт широкой коалиции оппозиции.

В 2007 году "Другая Россия" распалась, а в следующем году состоялся еще один кратковременный опыт надпартийной коалиции: была создана Национальная ассамблея. Проект придумал я единолично, однако впоследствии его заграбастал Каспаров и превратил в послушную себе мертвую организацию. Каспаров, по всей вероятности, захотел иметь на всякий пожарный случай свой карманный парламент, чтобы в удобный момент посадить его на шею вдруг взбунтовавшемуся народу. Дальше мы увидели, что когда московский народ таки взбунтовался, то он полностью игнорировал Национальную ассамблею и создал эфемерные, но свои органы управления - оргкомитеты и инициативные группы, куда с боем втиснулись карьеристы всех мастей.

Но тут я забежал вперед. Разорвав в начале 2009 года с Каспаровым и Национальной ассамблеей, я осуществил проект "Стратегия-31", также всецело мой. Первая акция Стратегии прошла 31 января 2009 года. А летом того же года я пригласил в "Стратегию" Людмилу Алексееву, чтобы усилить нас. Это тоже была уже непартийная и надпартийная политика.

Как водится, Алексеева и ее правозащитнички-либералы быстро сломались под давлением власти, желающей ликвидировать "Стратегию". Алексеева прогнулась и предала меня, согласилась на сепаратный полуправозащитный, полуполицейский митинг на Триумфальной 31 октября 2010 года. Её поддержали все те, кому я сегодня руки не подам, потому что они успели в последний год совершить ещё несколько подлостей по моему адресу Алексееву поддержали Немцов, Рыжков, Яшин, яйцеголовый Удальцов. Пять месяцев просуществовали два митинга "Стратегии-31" на одной и той же площади. В конце концов Алексеева прекратила свои митинги, остановив соперничество. Но ущерб уже был нанесен. Я не забыл и никогда не забуду, как московская милиция затаскивала меня вниз головой на митинг Алексеевой насильно и как отворачивались, делая вид, что не видят этой сцены, видные либералы. Этого унижения я не забуду.

2010 и 2011 годы прошли в попытках нащупать новый способ политического существования. Были попытки вернуться к старому партийному виду политики. Были созданы несколько объединений либералов - "Солидарность", партия ПАРНАС. Был создан левый РОТ-фронт, в июле 2010 года я создал партию "Другая Россия".

Политический пейзаж резко изменился после 4 декабря 2011 года - дня выборов в Государственную думу. На улицы Москвы неожиданно высыпали массы: рассерженные горожане, они же московская интеллигенция. Массы многим вскружили головы. И известные лидеры, и десятки прибежавших оппортунистов ринулись возглавлять массы. Ну, вы помните трагическую историю с уводом десятков тысяч протестующих на остров Болотный. Это было чистейшей воды предательство, сговор с властью. Немцов, Рыжков, Пархоменко, Гудков - запомните эти имена; впрочем, вы и так их знаете - увели людей с площади Революции.

Всю зиму и весну буржуазные лидеры делали вид, что пытаются сменить власть, однако более всего они конкурировали между собой и с новопришедшими чужаками за лидерство в оппозиции.

От меня, как вы знаете, они избавились 10 декабря, поставив меня перед дилеммой: либо присоединиться к предательству и пойти с ними на Болотную, либо остаться в политическом одиночестве. Мы выбрали временное одиночество. Впоследствии, уже в январе, мои товарищи по партии предпринимали попытки войти в оргкомитет и инициативную группу по организации митингов, но были отсечены под разными предлогами. То, что нацболы оказались отстранены от участия в принятии решений, не только устраивало буржуазных лидеров, но и входило в их планы.

Между тем у самовольно захвативших командование появились конкуренты. Протестная молодежь, безымянные амбициозные юноши и девушки заговорили о необходимости сменить устаревших, по их мнению, Немцова и компанию. Аппаратчики "Солидарности" - Билунов, Давидис, Янкаускас - проявили лидерские амбиции. Помимо этого, вдруг образовалась группа известных в стране авторитетных интеллигентов объединившихся в Лигу избирателей. Всех их, свыше 20 человек, никто не запомнил, но несвойственную им доселе политическую активность стали проявлять Быков, Акунин, Парфенов. Движение "Окупай", названное так по западному образцу, вообще выступило за упразднение любого лидерства. В то же время появилась группа "За честную власть" (Мандаринов, Казакова, Бабченко), критиковавшая группу Немцова-Удальцова-Навального и призывавшая действовать более радикально и решительно.Эта группа, в частности, призывала 6 мая выйти на Манежную площадь, но у них ничего не получилось.

Скажу скептически, что все эти эфемерные объединения имели целью захватить лидерство над движением масс, соблазнились легкой добычей. Им показалось, что, брызгая слюной дальше всех и визжа со сцены митингов громче всех, они приобретают право на управление массами. На самом деле лидерство - это авторитет, строящийся (чаще медленно) из решительных поступков и принятых умных решений. Авторитет не создается мгновенно. Мгновенно только мыльные пузыри выдуваются.

К настоящему времени в борьбе за лидерство по отношению к массам, рассерженным горожанам никто не победил. Портрет лидеров остается групповым - правда, группа изрядно поредела. Десятки мыльных пузырей уже лопнули.

Не участвуют в протестной активности, боясь потерять только что нажитую Республиканскую партию народной свободы, Рыжков и Касьянов. Немцов, репутация которого разодрана в клочья, сидит на двух стульях: он и хочет с Республиканским ПАРНАСом, где он сопредседатель, участвовать в выборах (любых!), и держит теплым место в оргкомитете болотных митингов. Он смущает своих соратников, хотя сам этого не понимает. Они бы с удовольствием от него избавились. И избавятся в короткое время.

Сам себя переиграл, запутавшись в оппозиционной политике, великий шахматный стратег Каспаров. Он ушел на третьи роли. Всегда на третьих ролях остается Яшин.

Гудков-старший с трепетом ожидает, что у него вот-вот отберут депутатский мандат, - для него это будет жизненная катастрофа. Если не отберут, он будет себя вести тихо, навсегда позабудет дорогу на митинги. Если же мандат отберут, без мандата он болотным не нужен.

Многих персонажей зимы и весны словно ветром сдуло. Где, например, Ольга Романова, соученица олигархов, "кошелек" протестных митингов, превратившая пару митингов рассерженных горожан в митинги в защиту своего мужа Козлова, обвиненного в мошенничестве? Где она?

Как ветром сдуло и плейбоев Парфенова и Акунина. Полувиден (недавно, я читал, он проповедовал почему-то православие в России!) писатель Быков.

Новых лидеров не появилось. Напротив, как видите, целая обойма их начисто исчезла после протестов зимы-весны. Оставшиеся будут быстро выцветать.

Московские массы соблазнительно гудят еще до сих пор на площадях, однако массы не победили. Поэтому все претендующие на халявное руководство массами не стали долговременными лидерами. Были чуть-чуть известны один сезон - и только. Лидеров ведь производит победа, а победы нет, потому и нет лидеров.

Впрочем, два условных есть еще - Навальный и Удальцов. Им не позавидуешь. Требовательные массы с надеждой во взоре, как голодные дети, смотрят на них: "Организуйте для нас победу!" А они не могут, потому что не умеют.

Придется, вероятнее всего, возвращаться к старой доброй партийной политике, осуществляемой политическими партиями, а не киселеобразными массами. Придется работать. Халява кончилась.
.
berlin

Эдуард Лимонов // "Slon.ru", 7 сентября 2012 года




DOCTOR LIMONOFF: ДИАГНОЗ ШЕСТОЙ. ТАКИЕ МОРДЫ НАДО БИТЬ

Соперничество между лидерами оппозиции существует. И это нормальное явление, такой естественный безжалостный отбор. Осуждение соперничества, осуждение персональных амбиций лидеров неуместно. Идет непрерывная борьба, и это хорошо, потому что в интересах протестного движения, – чтобы в командиры вышли самые талантливые. Дабы привести оппозицию к власти. Поэтому отзыньте, со своими призывами не критиковать, не быть «спойлером», не раскалывать и объединяться черт знает с кем. Я уже объединялся, терпеливо работал и не раскалывал. Хватит! Уже объединялись с 2006 года, объединялись, и разъединился я с ними не по моей прихоти, они так захотели. Я стал им опасен.

Почему я выступаю в моем «Живом Журнале» с враждебными к лидерам буржуазной оппозиции проповедями?

Моему появлению в ЖЖ в качестве проповедника предшествовало трагическое и масштабное историческое событие. 10 декабря на площади Революции я остался с «тремястами спартанцами», как я впоследствии стал называть моих сторонников. Недавние союзники, буржуазные лидеры, предательски увели протестные массы московской интеллигенции на Болотную площадь. Почему увели? Потому что из трех состоявшихся после выборов четвертого декабря митингов протеста два, – вечером 4 декабря и вечером 6 декабря, – состоялись на Триумфальной площади. Возникла угроза того, что отныне протестные митинги будут концентрироваться вокруг Лимонова и его радикалов.

Буржуазные лидеры не могли этого допустить. Пархоменко еще в апреле разболтал «Ленте.ру» подробности о предательстве 10 декабря. Цитирую: «В какой-то момент родилось понимание, что народу 10-го числа будет много. Тогда и произошло первое осмысленное организационное собрание. И оно решило первый сложный вопрос о переносе митинга с площади Революции на Болотную площадь. Это была некоторая ответственность, которую надо было взять на себя, потому что разные идиоты типа Лимонова надеялись устроить на площади Революции большую бузу. (…) И мы, – Рыжков, Немцов и я и еще некоторая группа людей решили: неправильно, чтобы все происходило на площади Революции, давайте мы это передвинем. Было понятно, что нам немедленно скажут, что мы наймиты и предатели. Ну и пусть скажут – нам что? Как-то вдруг мне показалось, что я совершенно не опасаюсь, что про меня скажет Лимонов. Ну и хер с ним». (Совершенно напрасно он не опасается. Я злопамятный!)

Далее Пархоменко дуриком объясняет, как происходило предательство. Оказывается, лидеры буржуазии сами контактировали власть. «…Формально, мы не могли вести с мэрией никакие разговоры. Однако мы воспользовались некоторыми неформальными возможностями, некоторыми знакомствами и подали в мэрию сигнал…» «Они нас попросили немедленно приехать. Дело было поздно вечером, даже почти ночью. И я совершенно уверен, что мы приняли очень правильное решение о переносе митинга на Болотную, которое, возможно, лишило товарища Лимонова вожделенной возможности побузить. Он страшно обиделся, но зато морды остались не разбитыми…»

Никаких других фамилий Пархоменко не употребляет. Из его интервью следует неизбежный вывод. Они увели людей не только с идеальной стратегически позиции, но и увели людей Лимонова.

И тем самым разорвали моральный союзнический контракт, связывавший меня и моих сторонников с буржуазными партиями. С 10 декабря я не могу более быть их союзником. С 10 декабря я, в лучшем случае, держу их за соперников, а в худшие дни вижу в них врагов. Поэтому обществу пора перестать удивляться тому, что я зло выступаю против буржуазных вождей и открыто демонстрирую свою враждебность к ним. Я и взялся за проповеди в «Живом Журнале», имея перед собой две ясные цели:

1. Объяснить обществу Лимонова-политика и мои мотивы.

2. Использовать ЖЖ как средство борьбы против конкурирующих со мной (всеми способами, вплоть до предательства интересов оппозиции) лидеров буржуазии. Для того чтобы победить их в конкурентной борьбе.

Я пока еще очень вежлив. Мой словарь пока еще скромен. Хотя эти люди заслуживают нескромного словаря. Буду, буду раскалывать, не стану более объединяться с предателями и мошенниками. Мы пошли своим путем.

Теперь, почему я называю их «лидерами буржуазии»? Потому что они используют камуфляж слов «демократы», «либералы» в целях введения граждан в заблуждение, они хотят под этими словами скрыть свою классовую сущность, скрыть свое родство с буржуазным режимом Путина/Медведева. Скрыть то обстоятельство, что они лишь конкурирующая с властью команда. От народа скрыть свое намерение вести ту же экономическую политику ограбления населения. (Недаром их общий экономический вождь – Кудрин). От рассерженных горожан, московской интеллигенции, закрывшись определением «демократы», они хотят скрыть то же самое, свое поразительное сходство с группой лиц, находящихся у власти.

С 10 декабря я их враг, потому что 10 декабря они сняли маски и обнажили свои истинные лица. Вообще-то такие морды надо бить. Вот жаль, закон не позволяет.
.