Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ed_limonov_2012,
Алексей Евсеев
jewsejka
ed_limonov_2012

Categories:

интервью Дмитрия Быкова с Эдуардом Лимоновым // "Профиль", №15, 25 апреля 2011 года


реклама: ru-bykov

Эдуард Лимонов

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: «ЕГИПЕТ СМОГ, СМОЖЕМ И МЫ»


Хотя в последнее время имя Эдуарда Лимонова чаще упоминается в связи с запрещенной Национал-большевистской партией и незарегистрированной «Другой Россией», для миллионов читателей во всем мире он прежде всего автор двух десятков прославленных романов и нескольких сотен первоклассных стихов. Но власть Лимонова не читает. Она его при первой же возможности задерживает. Иногда я думаю, что это проявление своеобразного пиетета ― ей просто хочется, по-окуджавски говоря, «потрепаться о том, о сем с таким поэтом».

[Дмитрий Быков:]
― Возможен ли раскол тандема ― или он ничего не изменит, даже если случится?

[Эдуард Лимонов:]
― О расколе тандема говорят с удовольствием буржуазные СМИ. Это wishful thinking ― им хотелось бы, чтобы так было. Возможно, какие-то разногласия в тандеме существуют на личностном плане, однако оба лидера РФ ― поклонники китайской модели государственного существования. Однопартийной модели. Тут они единодушны. То, что они цапаются или поцапаются, мне, политику, оппозиционеру и радикалу, пока не принесло выгоды. Более того, мне кажется, президент пытается не отстать от премьера по части политического мачизма. Никаких вам оппозиций на выборах представлено не будет. Они оба «Каддафи» ― и Медведев, и Путин. Только, конечно, похуже качеством, не такие яркие.

[Дмитрий Быков:]
― А есть надежда на то, что Дмитрий Медведев, освободившись от путинского влияния, консолидирует вокруг себя либеральные силы?

[Эдуард Лимонов:]
― Я не либеральная сила, поэтому, если Медведев консолидирует либеральные силы, то есть уведет их ближе к власти, это для меня плохо. Я хочу, чтобы мы все выступили единым фронтом и наконец избавились от диктатуры одной группы лиц. Поодиночке мы слишком слабы. В неполицейском государстве «Другая Россия» была бы массовой партией и я бы ни в ком не нуждался, слава Богу, не имел бы дела с предательством и капризами союзников. Но мы живем в полицейском государстве.

[Дмитрий Быков:]
― Кого вы считаете потенциальным союзником? И кто из них вызывает у вас больше всего уважения?

[Эдуард Лимонов:]
― Все находится в движении, ничто в российской оппозиции не стоит на месте. Партии у нас есть, но это совсем не то явление, которое понимается как партия на Западе. У нас клановая система, не племенная даже, как в Афганистане, но именно клановая. Я работал с Каспаровым. Его энергия вызывала во мне уважение. Я думал так: «Наконец появился сильный, энергичный союзник, не замешанный в несправедливых деяниях в 90-е годы, вместе с ним многое можно сделать». Я сознательно уступал ему первое место, считая, что у него лучше получится. Но оказалось, что он не знает, куда идти. Это еще было полбеды, я уже много лет в политике, подсказал бы ему. Но Каспаров постепенно сместился к своим братьям по классу, зов буржуазной крови (шучу!) оказался сильнее его талантов. А потом, после того, как отсидел всего четверо суток за решеткой, он стал отодвигаться от радикальной политики и почти исчез из политики вообще ― ну, выступает время от времени как эксперт… Я жалею, что Каспарова нет рядом. Немцов ― слишком загорелый, не народный тип, плейбой такой, да и замаран в 90-е годы. Он нравится буржуазии, он герой буржуазии, нравится им, как какой-нибудь оперный певец. Но кто у нас ходит слушать оперу? Не многие. Никаких идей Немцов не генерирует. Я ведь внимательно читаю всех, мне нужны союзники. Каспаров был сильнее всех, жаль, что он слился с фоном.

[Дмитрий Быков:]
― А парламентские выборы в декабре приведут оппозицию в Думу?

[Эдуард Лимонов:]
― Уже поздно, партии оппозиции не зарегистрированы. Регистрация открывает дорогу к включению в избирательный бюллетень. Но даже если представить чудо из чудес: Партия Народной Свободы зарегистрирована и попала в Думу, ― это самое большое несчастье, которое может с ними случиться. Поскольку «Единая Россия» сохранит за собой большинство, они мастера в этом деле, то ПНС придется стать партией-сателлитом, такой же покорной, как «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР. Незавидная судьба. Только свободные выборы, доступные для всех реально существующих сил, изменят ситуацию. А быть милостиво включенным в число сателлитов ― о жалкая участь!

[Дмитрий Быков:]
― Если нет шансов на перемены сверху, что может изменить российскую ситуацию?

[Эдуард Лимонов:]
― Возмущение граждан. Случились же такие возмущения в Египте и Тунисе, такие же возмущения происходят сейчас в Сирии и Йемене. А мы ведь на самом-то деле как они. Мы ― страна третьего мира, такая же периферия, как эти арабские страны, нечего задаваться. У них тоже десятилетиями никто на площадях не возмущался. Они смогли, сможем и мы. Представим, что многотысячные толпы вышли на Триумфальную площадь, узнав, что парламентские выборы опять взяли единороссы. Или еще худшее постигло нас несчастье: президентом 11 марта 2012 года «выбрали» Путина В.В.

[Дмитрий Быков:]
― Может ли вертикаль рухнуть от внешнего толчка ― например, от кавказской войны?

[Эдуард Лимонов:]
― Кавказская война идет уже много лет, но вертикаль не рухнула, потому что это не война равных сил и военная машина России все же неизмеримо превосходит силы кавказских моджахедов. Хотя моджахедам не откажешь в боевом безумии, и они наращивают силы. Другое дело, что когда-то российская империя рухнула от объединенных усилий многих наций, посчитавших ее тюрьмой народов. Сегодня те же силы в наличии: в один прекрасный день все силы оппозиции режиму, в том числе и кавказские, могут соединить фронты, и тогда власти впрямь не поздоровится. Я уверен, они этого единого фронта страшно боятся. Такое единение вполне реально, стоит сделать пару шагов навстречу друг другу. Нас пугают развалом России ― а если Кавказ ограничится только желанием быть всего лишь автономией в составе России?

[Дмитрий Быков:]
― Допускаете ли вы свой собственный арест ― и, шире говоря, ужесточение власти в целом?

[Эдуард Лимонов:]
― Нужно допускать арест, и я его допускаю, я себя приучил к мысли о том, что либо посадят, либо убьют. Если этого не случится, я смогу выполнить свой долг перед народом, прежде всего перед теми, кого я взбунтовал в середине 90-х. Ужесточение власти происходит, нужно лишь внимательно вглядеться в окружающий мир. Количество политических заключенных увеличилось. Это и есть единственный критерий для оценки власти. Ждать послаблений сверху ― непростительный инфантилизм.

[Дмитрий Быков:]
― Какой вам видится русская власть после крушения нынешнего режима?

[Эдуард Лимонов:]
― Будет радостное оживление. Будет праздник. Чиновники бегут из Кремля, который объявлен музеем и общественным парком, роняют бумаги, простые люди смеются. Образованы новые составы судов ― Верховного и Конституционного. Аэропорты закрыты на время. В домах коррупционеров жгут бумаги. Выпущены из тюрем политзаключенные. По улицам ходят толпы с флагами, скандируют веселые лозунги, открыты все кафе и рестораны, метро работает до самого упора. Спасибо, привет всем.


д о с ь е

Эдуард Лимонов (Савенко) (род. в 1943 году).
Писатель, публицист, политический деятель, бывший председатель запрещенной в России Национал-большевистской партии (НБП), председатель одноименных партии и коалиции «Другая Россия». Автор концепции, организатор и постоянный участник «Стратегии-31» ― гражданских акций протеста на Триумфальной площади Москвы в защиту статьи 31 Конституции РФ.

.
Tags: интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments