я переживу Путина

Эдуард Лимонов на Россия 24, 12 января 2015

Оригинал взят у skovorodnikov в Эдуард Лимонов на Россия 24, 12 января 2015


Эдуард Лимонов о Европейском лицемерии - Марш мира по нескольким погибшим в Париже и игнорирование политическим истеблишментом десятков и сотен погибших чуть дальше, в Новороссии

Товарищ, помни! 5 апреля - день Русской нации

В день Русской нации партия "Другая Россия" проводит митинг за пересмотр итогов грабительской приватизации. Еще товарищ Ленин говорил, что вопрос о власти есть вопрос о собственности.



Приходи, порешаем вопросы!

NB Только что организаторы митинга сообщили, что мероприятие согласовано с властями (у которых собственность)

Акция пройдет 5 апреля в 19 00 на Суворовской площади ( станция метро Достоевская).
berlin

Эдуард Лимонов // "Свободная пресса", 4 октября 2012 года





Лимонка в Навального

«Свободная пресса» начинает публикацию серии портретов современных политических лидеров пера Эдуарда Лимонова. Позиция автора может расходиться с мнением редакции.

Такой себе крупногабаритный парень, большая рама в блуджинсах и рубашке без галстука, предпочтительно мелко-клетчатой. При лицезрении его возникает мысль об американского типа здоровье, об овсянке и молоке. О белокурых детишках и жене-кандидате наук, на роль жены Навального блестяще подходит Чирикова. По воскресеньям такие семьи садятся на велосипеды.

Появление этого адвоката, чиновника, немного бизнесмена и «борца с коррупцией» в самом верху списка кастинга претендентов на место лидера оппозиции симптоматично. Феномен Навального свидетельствует о том, что наша интеллигенция успешно адаптировала для се6я американский образный ряд. Не сталинист в неуклюжем костюме, не протестный рокер в косухе, не жирный депутат в костюме от «Бриони», не русский интеллигент с чахлой бородкой и в очках (полу-Чехов, полу-Троцкий...), а вот такой гражданин мира, вместо галстука – улыбка. Стажировался в Йельском университете, работал у модного губернатора Никиты Белых, одним словом – герой буржуазии. Щепотка Ассанжа, отдаленно напоминает Ральфа Надара, поднявшего лет тридцать назад форменное восстание среднего класса в Калифорнии, второе, молодое издание Бориса Немцова – вот вам Навальный.

На самом деле это и все. Других достоинств у Навального нет.

Он не остроумен и не умен.

Со сцены болотных и сахарова он выкрикивает такие же банальные фразы, как и Немцов. Явно глупее Навального только Сергей Удальцов, лепечущий, что его черные очки – это черная метка режиму, – образность уровня «Острова Сокровищ» и Винни-Пуха.

Навальный приходил ко мне 6 сентября. Как оказалось, пришел он с целью уговорить меня не препятствовать нацболам участвовать в выборах в Координационный совет оппозиции. Судя по количеству времени, уделенному им выборам, для него выборы очень важны.

8 сентября я пошел на Форум Левых Сил. Выяснилось, что и для левых выборы в КС важны. Выступил Сергей Удальцов и долго призывал присутствующих участвовать в них, выдвигаться кандидатами. Затем выступили товарищи Удальцова по Левому Фронту и левым силам и призвали (в подавляющем большинстве своем) не участвовать. Была принята резолюция о неучастии. Более того, к столу президиума был приколот красный баннер «Россия без буржуев!».

В тот день после Форума я стал думать о Координационном совете, вспоминать большое лицо Навального с двойным подбородком, нашу встречу на моей территории. Я вспоминал, как он расхаживал (я тоже расхаживал) и многократно, больше чем нужно, как мантру твердил «я как политик...», «я как политик...», я как политик...». Он именовал себя политиком столь часто, что я понял, что он не верит, что он политик. Но ему внушили, что он политик.

И действительно, если он выступил там пять или шесть раз со сцены болотных митингов, выступил довольно бестолково и нерешительно, это обстоятельство еще не есть доказательство, что Навальный – политик. И его, прилипшая к нему, почти должность – «борец с коррупцией», также не есть синоним политика. У нас с коррупцией и прокуроры, и следственный комитет, и полиция борется. То, что Навальный избран директором в Совет Директоров корпорации «Аэрофлот», обозначает его как бизнесмена, причем тут политика? То, что Навальный, как и тысячи его современников, понимает, что национализм популярен в стране Россия и заигрывает с националистами, пытается к ним примазаться, тоже не доказательство того, что Навальный – политик. (Причем примазывается он крайне неумно, настучал на и посадил в тюрьму крайне популярного у националистов Тесака, вот уже тупость!).

Навальный не лидер политической партии и даже не видный активист какой-либо партии. Как борец с коррупцией Навальный безрезультатен. Если это не его вина, ну да, не его вина, он возможно хороший следователь по коррупции, но власть не хочет преследовать обнаруженных им коррупционеров, он все равно безрезультатен. Одновременно на нем самом налипли какие-то совсем не нужные борцу с коррупцией комочки грязи: история с «Кировлесом», какая-то оффшорная фирма на Кипре. Лишнее это все в светлом образе Леши Навального.

Навального сделали СМИ. Буржуазные, но оппозиционные. Его сделали даже не мужчины, а девушки и дамы СМИ. От Леши без ума заслуженные дамы Евгения Альбац и Юлия Латынина, и Чирикова ему как жена подходит, и Собчак сладкой сметаной о нем улыбается. Он нравится за свой «look», он – модель сезона. Навального выудили в интернете, где он торчит с самого первого дня и где он находится, вопреки здравому смыслу, в первой десятке иерархии. Вопреки здравому смыслу, потому что ЖЖ Навального замусорен скучнейшими «разоблачительными» документами, читать его просто невозможно, это все галиматья адвокатская. Раньше сутяги таскались по судам с потертыми, набитыми под завязку портфелями, судились со всем миром, а теперь вот можно стать модным сутягой, сидя в электронном мире.
Навальный – модное пустое место. Я уже объяснил, как он возник. Дам впечатляет его рама, габариты. По причине габаритов женщины в свое время в истерике голосовали за Ельцина.

Кто такой Леша Навальный сегодня?

То, что Навальный по протекции миллиардера и совладельца компании «Аэрофлот» Александра Лебедева стал директором в Совете Директоров этой наполовину государственной компании, заставляет придти только к одному единственному заключению. Навальный – ставленник крупного капитала. Один только Лебедев с его 18% акций «Аэрофлота» не мог провести Навального в Совет Директоров, ему поспособствовали другие совладельцы.

Продолжая размышлять далее, приходится признать как факт наличие в РФ группы крупных капиталистов, избравших своим front-man Алексея Навального. Группа это пока еще уступает в мощности группе Путина и не воюет с ней в открытую, но периодически показывает зубы, пробуя власть на прочность.

Вокруг Навального его фанаты ему говорят, что он политик, что он водитель масс московской интеллигенции. А, выходя на сцены болотных и сахарова, Навальный видит перед собой впечатляющее зрелище грозных человеческих масс. Есть от чего закружиться голове, есть от чего появиться мании величия. И она появилась у Леши...

Но не у одного Леши, но и у Геннадия, который Гудков, и у Ильи, который Пономарев. И тот и другой уже заявляли о своем намерении участвовать в следующих президентских выборах!!! Массы снесли им бошки.

Я так и вижу его в моем помещении, в разнообразных позах, вдохновенно бормочущим: «я как политик...», «я – политик». Его загипнотизировали поклонники.

Но массы-то вышли на улицы не потому, что очарованы Лешей Навальным, но потому, что возмущены Владимиром Путиным.

Зачем ему нужны выборы в КС, вашему Леше? Чтобы вы выбрали его политиком и обязательно самым главным. Потому что он на самом деле не верит, что он политик.
.
berlin

Эдуард Лимонов (интервью) // "Профиль", №36, 1 октября 2012 года


Эдуард Лимонов


Протесты не обернулись сменой режима.

Писатель и политик Эдуард Лимонов считает, что российские революционеры упустили свой исторический шанс.

Эдуард Лимонов давно уже заслужил репутацию эдакого enfant terrible российской оппозиции. Он явно из тех людей, которые только и идут в ногу, тогда как вся рота идет не в ногу. Он вечно лезет на рожон, постоянно всех критикует — и власть, и ее противников, но при этом, надо отдать ему должное, обладает интуицией и политическим чутьем. Его прогнозы иногда оказываются на удивление точными. Еще в апреле прошлого года он одним из первых неожиданно предсказал массовые митинги протеста после думских и президентских выборов. Впрочем, другой его прогноз не оправдался: протесты не обернулись сменой режима. А что сегодня предсказывает Эдуард Лимонов?

— После сентябрьского «Марша миллионов» у многих возникло ощущение, что протест идет на спад.

— Не надо измерять митинги количеством пришедших на них людей. Я прожил 14 лет во Франции, и там были миллионные митинги, но очень немногие из них достигали цели. Иногда пятьсот храбрецов могут сделать больше, чем пятьсот тысяч. Я получил свое боевое крещение в 1992 году, когда выступал на митинге на Манежной площади. Там было больше пятисот тысяч человек. Ощущение невыносимой мощи. Неудивительно, что, когда все эти маленькие люди, такие, например, как Геннадий Гудков, увидели такую огромную толпу в декабре прошлого года, они просто сошли с ума. Но эти буржуазные лидеры предали людей, увели их со стратегических позиций в центре Москвы на «Болото» — за реку. Туда, где достаточно перекрыть мосты, чтобы все эти стотысячные толпы оказались беспомощными. Хотя от Лубянской площади было всего двести шагов до Центральной избирательной комиссии. Достаточно было подойти всей этой толпе к зданию ЦИК и потребовать аннулирования итогов выборов: мы могли бы победить без всяких столкновений. Но никто тогда не пришел на Лубянскую площадь к Центризбиркому, кроме меня и моих сторонников. Тогда против меня бросили целый отряд, и меня унесли оттуда буквально в горизонтальном положении, как фараона из саркофага (смеется). Если бы толпа пришла туда, а не поперлась на Пушкинскую, можно было бы добиться цели. А потом этот протест затаскали. И хотя людям не нравится существующий режим, они видят, что никакого толку от этих митингов больше нет. Все те же резолюции, все те же люди на сцене, все та же Собчак, место которой на легкой пошловатой эстраде.

— Получается, что исторический момент упущен? Или, на ваш взгляд, еще остались шансы на смену власти?

— Власть этого решительно не хочет, как не захотела она идти ни на какие уступки. Тем более что она довольно легко победила и без особой жестокости. Все это очень печально, потому что боксер побеждает, когда наносит неожиданный удар, а сейчас полицейские уже изучили, как себя ведет толпа и кто среди них может стать активистом. Теперь власть с помощью масс уже не победить. Надо возвращаться к партийной политике.

— Что это значит? Бороться за власть на выборах в регионах?

— Нет, это бесполезно. Власти вот-вот зарегистрируют еще сто партий, и всех допустят до выборов. И в этом борделе ни у кого не будет возможности выйти на первый план. Да и избиратели не разберутся в двухстах партиях. Кроме того, до 2016 года никаких серьезных выборов в стране не будет. Но даже если на выборах в заксобрания областей и горсоветов позволят кому-то победить, смысла в этом все равно не будет. У нас уже были депутаты в заксобраниях Ленинградской и Владимирской областей.

Но когда у вас один депутат, это ничего не дает. Часто наш депутат за год сидения в заксобрании не получал слова ни разу. И единственная польза от его работы была лишь в том, что я мог остановиться в депутатском гостиничном номере, когда приезжал в Санкт-Петербург.

— Тогда как же при помощи «партийной политики» можно выиграть борьбу за власть?

— Есть, например, акции прямого действия, которые мы практиковали в свое время. Они очень действенны и позволяют с помощью небольшого количества людей добиться определенных результатов. Например, в августе 2004 года наши ребята захватили Министерство здравоохранения. Они ворвались в кабинет Михаила Зурабова и из окна выкинули портрет Путина. В результате семерым участникам этой акции дали по пять лет, но нам удалось предать огласке этот преступный закон о монетизации льгот, направленный против ста четырех миллионов граждан. Когда вслед за этим во многих регионах начались бунты, удалось сорвать реализацию этой монетизации. Впрочем, это очень затратная методика. У нас люди шли в тюрьму, а в целом репрессии против нас длятся уже полтора десятилетия.

— А нынешние партии, на ваш взгляд, способны на такие радикальные поступки?

— Им придется радикализироваться, иначе от них уйдут люди. Хотя среди думской оппозиции настоящих оппозиционеров всего два-три человека — это отец и сын Гудковы (Гудков-старший, впрочем, уже не депутат) и Илья Пономарев. Но у них нет опыта борьбы, и они не понимают, что толпа как приходит, так и уходит. А остальные думские политики — это либо партия власти, либо ее сателлиты.

— Сейчас многие называют новой политической звездой Алексея Навального. Вы согласны с этим мнением?

— Алексей — пустое место. Он человек кабинетного плана, адвокат-сутяга. Он выкладывает в Сети тысячи своих документов, но результат от этого ноль. Против чего он борется? Что он сделал? Для меня это непонятно. Кроме того, я считаю, что он ставленник крупного капитала, только другого. Например, за ним стоит миллиардер Александр Лебедев. И эта группа ничем не отличается от группы Путина. Они хотят все тех же либеральных реформ, но якобы уже без произвола и коррупции.

— Вы много раз говорили, что ищете себе соратника по политической борьбе. Чем Сергей Удальцов вам не подходит?

— Сергея я знаю тысячу лет. Ему было лет семнадцать, когда он руководил молодежкой у Анпилова. Но он глупый политик. Еще пятнадцать лет назад его коронным номером было прорваться в конце какого-либо политического мероприятия сквозь милицейские цепи. Тогда за это даже пятнадцать суток не давали. И с тех пор у него не появилось никакой стратегии, он по-прежнему постоянно куда-то прорывается. У него не отнимешь личной храбрости, но это храбрость глупого полевого командира.

— А из нашей интеллектуальной элиты может появиться лидер оппозиции?

— Кто эти люди? Трус Парфенов? Чем он прославился? Тем, что вышел на сцену и произнес какие-то вещи дрожащим голосом? Да я пятнадцать лет произношу со сцен жуткие вещи — и ничего.

— Получается, что Путин задержится надолго. Сколько времени вы еще отмеряете режиму?

— Путин имел много шансов что-то изменить, но он этого не сделал. (Раздраженно стучит кулаком по столу.) Это Путин вызывает революцию. Он не дал совершиться эволюции. Теперь долговечность путинского режима зависит от нас. Но мы в декабре прошлого года допустили и жуткий прокол, и трусость, и предательство. Шанс был упущен. И когда этот народный гнев появится вновь, мне непонятно. В последний раз мы видели его в 1993 году, но с тех пор прошло восемнадцать лет, в течение которых никто никуда не выходил. И мы можем вляпаться в то, что люди возьмут и не будут выходить на митинги еще лет восемь—десять, а то и больше. Потому что народ непредсказуем, и неизвестно, когда он достигнет точки кипения. От бессилия он может просто впасть в апатию. Но в России революция неизбежна, мы на нее обречены.

— Это хорошо или плохо?

— Пока ее нет, о чем говорить? Но в целом история нашей страны очень успешна. Мы еще совсем недавно контролировали полмира. Финальный результат революции был офигительный! Мы с США разделяли мировое господство над миром! Мы счастливчики, мы просто любимцы истории. Захапали столько земель, солнце не садилось в наших владениях!

— В деятельности Путина за последние двенадцать лет вы видите хоть что-то позитивное?

— Я его оппонент. И поэтому не до конца объективен. Я знаю лишь, что привел его за руку Ельцин и что Путин, будучи неопытным человеком, наломал массу дров и наделал огромное количество ошибок. Например, в ситуации с захватом «Норд-Оста» или с подлодкой «Курск». Он долго учился управлять, его обучение было для страны очень накладным.

Беседовала Ольга Павликова
.